Глава 43

Уложив спящую девушку на свою постель, Степнов принялся осматривать царапины на ее теле, попутно размышляя о своих дальнейших действиях и поведении Кулеминой. Вчерашняя гроза могла действительно напугать бывшую каскадершу… Да и те слова, которые он смог различить сквозь ее плач, и события прошедшего накануне вечера, наталкивали на некоторые мысли, но все же целиком доверять своим догадкам и останавливаться лишь на них, Виктор не собирался. Нужно было дождаться пробуждения Лены и уже тогда, поговорив с ней и по возможности выведав все, что спровоцировало ее истерику, делать соответствующие выводы. Сказать, что он испугался за свою бывшую, значило не сказать ничего. Хоть Глава 43 он и старался не показывать своих эмоций, но внутри него все колотилось от вида этой девочки… Когда-то сильная, веселая, гордая, сейчас она была подавленной, и от былой спеси не осталось и следа.
Мужчина осторожно приподнял руку лежащей перед ним блондинки и всмотрелся в ранки. Страшного особо, конечно, ничего не было, но обработать стоило. Там, где кожа девушки была покрыта рубцами, царапины не получились особо глубокими, хотя и без экспертов становилось ясно, что направлена агрессия Лены была именно на участки тела, пораженные огнем, а вот там, где шрамов не было, либо они были не такие серьезные, раны от ногтей остались довольно сильные Глава 43. Бизнесмен нежно погладил Лену по руке и тяжело вздохнул. Сейчас его чувства обострились до нельзя. Как же долго он не имел возможности вот так просто погладить эту зеленоглазую девчонку по бархатистой коже, пробежать взглядом по изгибам ее тела, мысленно лаская каждый сантиметр, каждую родинку, каждый бугорочек и впадинку. Взяв аптечку, брюнет принялся осторожно обрабатывать ранки на теле своей бывшей, стараясь не причинить ей боли даже в то время, когда она спит под действием лекарства. Медленно проводил белым кусочком хлопка, смоченным в перекиси по оцарапанным плечам и рукам блондинки, затем, переместился на ее бедра. Невольно касался пальцами Глава 43 ее животика, коленей, не смог удержаться от соблазна дотронуться до нежной груди… Такая родная и далекая, любимая и ненавистная, беспомощная и жестокая. Сколько у него было женщин до нее… Да и после, помимо Лебедевой… Но ни одна не заставляла его сердце так трепетать, пылать в огне нежности и страсти, ни на одну из них не хотелось просто вот так смотреть, так, как он смотрел только на Лену.
- Как мне не любить тебя? – тихо спросил Виктор у спящей блондинки, лежащей перед ним. – Вот скажи мне, Лена? А любить как? Что мне делать, а, Ленок? – укрыл он девушку легким одеялом, дабы Глава 43 не дать ей замерзнуть.
Сел рядом и стал тихонько перебирать прядки ее волос, всматриваясь в черты бледного лица. Проводил пальцами по щекам, скулам, губам… Чувствовал ее дыхание на своей коже. Пытка. Это была настоящая пытка, которая доставала из глубин души все так старательно скрываемые чувства и эмоции, теребила еще свежие раны сердца, заставляя их кровоточить, ясно давала понять, что так, как он любил, да что там, любит Лену, уже полюбить никого и никогда не сможет, что ее образ вечно будет преследовать его, не давая строить новые отношения, новую жизнь. Сейчас он ясно понял, что, сколько бы времени ни прошло, стоит этой Глава 43 девочке позвонить ему, попросить помощи, он будет бросать все и мчаться к ней. Будет забывать свою семью, если, конечно сумеет ее создать, будет пренебрегать слезами жены, будет плевать на обстоятельства… Он будет ненавидеть Кулемину, срывать на ней зло и все равно болеть ею, не сможет до конца вычеркнуть ее из своей судьбы, отказаться от ее голоса и запаха. Никогда.
Виктор смотрел на Лену и, словно вор, крал секунды, когда никто не видит его слабости, когда он может, оставаясь незамеченным, насладиться теплом этой зеленоглазой девочки, когда есть только он и она, и ни прошлое, ни будущее, ни настоящее Глава 43 не способно вторгнуться в это пьянящее, запретное уединение.
Нарушал слово, данное себе же, но ничего не мог с этим поделать. Она слишком близка, слишком откровенна, слишком дорога. У Степнова не хватало воли не прикасаться к ней, не любоваться ею… Даже сейчас он видел в ней только то, что давало видеть сердце. Шрамы, болезненность, уродство - все это отступало куда-то на задний план, стоило ему просто дотронуться до своей бывшей, почувствовать ее аромат и ощутить ее тепло.
Просидев возле Лены около часа, мужчина, наконец, более или менее привел мысли в порядок и направился в кухню. Знал, что до утра девушка не проснется, а Глава 43 поесть, хоть после всего произошедшего, не очень-то и хотелось, все же было надо. Кое-как сварганив ужин, Степнов взял тарелку и, наплевав на то, что есть положено в кухне, отправился к Ленке. Сидеть за столом одному, зная, что совсем близко находится дорогой тебе человек, которому сейчас плохо, вовсе не было желания, поэтому, примостившись в кресле, брюнет приступил к поглощению приготовленной еще вчера пищи.
Закончив с посудой и приняв душ, мужчина снова присел возле Кулеминой. Предстояло решить, как ему стоит сейчас поступить: оставить девушку в своей постели, а самому отправиться в ее, перенести блондинку в ее комнату на не Глава 43 согретую теплом тела кровать, или лечь вместе с ней. У каждого варианта были свои плюсы и минусы, но взвесив их, Виктор сразу отбросил второй. Понимал, что перемещать куда-либо девушку сейчас явно не стоит, да и она так мирно спит, что вовсе не хочется нарушать это хоть и искусственное, но все же спокойствие. Оставить ее здесь одну… Да, это было лучше, чем предыдущий вариант, но Степнов боялся, что она может проснуться раньше него и тогда либо испугается, либо наделает еще каких-нибудь глупостей, а учитывая то, что он так и не был в курсе причин ее такого сегодняшнего состояния Глава 43 и поведения, рисковать ее жизнью и здоровьем он просто не мог. Лечь с ней… Эта мысль вызывала у мужчины ухмылку и одновременно трепет. Лечь с ней, совершенно нагой, дотрагиваться до ее тела, пусть даже абсолютно случайными мимолетными прикосновениями… Всю ночь ощущать ее тепло и близость, слышать ее дыхание, а потом проснуться вместе с ней… Новое испытание, дающее понять, что он бессилен перед этой белокурой чертовкой. Она не отпускает его из плена своих чар, даже не подозревая об этом. Хотя чего там… Он тоже не может вырвать ее из жизни. Они наказание друг для друга, взаимное проклятие и вечная Глава 43 мука.
Вздохнув, Степнов откинул одеяло и лег рядом с девушкой, стараясь не прижиматься к ее юному телу, хотя сделать это сейчас он желал сильнее, чем когда-либо. Вспомнил их последнюю близость… Тогда он обидел эту девчонку. Обидел сильно, хоть и она сама была отчасти в этом виновата. Повернулся на бок и стал рассматривать ее личико. Черты его стали куда острее, чем прежде, но не утратили своей прелести, губы все так же манили прижаться к ним и одарить лаской, веки скрывали прекрасные озера души… Губы Степнова тронула едва уловимая улыбка печали, а затем последовал его тяжелый вздох. Разве думал он тогда Глава 43, когда предложил расстаться, что все будет вот так? Разве предполагал он, что девушка, которую он так любил, столько раз предавала его? Разве знал он, что тот разрыв так сломает Лену? Ее глупая привычка рисковать обернулась катастрофой и не только для нее самой. И, если бы можно было все исправить, он бы исправил. Начал бы с того вечера, когда попытался достучаться до человека, которого так любил, насилием, когда превратил то, что должно дарить радость, в наказание. Жалел об этом поступке. Жалел много раз и понимал, что хоть тот вечер и не стал решающим в их отношениях, быть его Глава 43 не должно было. Тогда он сделал больно не только Лене, но и себе, а какой был в этой боли смысл? А сейчас? Что происходит с ним сейчас? С ним, с ними? Как простить жестокое предательство? Но как можно отвергать ту, чей один лишь взгляд переворачивает все внутри и заставляет сердце стучать в учащенном ритме? Тем более сейчас… Сегодня Виктор окончательно понял, что самостоятельно Лена не справится. Понял, что если он оставит ее, она либо наложит на себя руки, либо просто будет проводить дни в постели до тех пор, пока сердце ее не остановится. Она окончательно сломалась, и он явственно понимал Глава 43, что не сможет со стороны, не вмешиваясь, наблюдать, как она погибает. Что бы между ними не случилось прежде, ее жизнь все так же важна для него.
Услышав, как блондинка тихо застонала во сне, Степнов придвинулся ближе к ней и несмело обнял, прижимая к своей груди. Теплая, нежная, родная… зарылся носом в светлые пряди ее волос и прикрыл глаза, вдыхая такой знакомый и, вместе с тем, забытый запах. Ласково погладил девушку по спине, покрытой рубцами и прикрыл глаза, чувствуя, как она теснее прижимается к нему всем своим тельцем.



Утром Виктор встал довольно рано. Несмотря на то, что заснуть сразу Глава 43 не удалось, да и ночью он несколько раз выныривал из страны снов, опасаясь, что Лене может быть не хорошо, чувствовал себя мужчина вполне отдохнувшим. Проснувшись, первым делом он взглянул на маленький комочек, доверчиво свернувшийся возле него. Рука сама потянулась, чтобы погладить Кулемину по голове и плечам… Невзирая на предшествующие этому совместному пробуждению обстоятельства, утро показалось бизнесмену как никогда добрым, возможно, потому, что сердце его было на месте, а не рвалось куда-то сквозь шумные улицы, потоки машин и бетон зданий, к той, кому оно было отдано.
Приняв освежающий душ и побрившись, мужчина зашел в спальню и, удостоверившись, что его Глава 43 бывшая все еще находится в царстве Морфея, решил заглянуть в ее комнату.
Помещение встретило брюнета все тем же беспорядком в виде разбросанных по полу, разорванных вещей. Подняв несколько предметов девичьего гардероба, Степнов лишний раз убедился в том, что блондинка тут неслабо потрудилась: разорванные лямки и рукава топиков и футболок, порванные по швам маечки, безвозвратно испорченные тоненькие кофточки… Становилось ясно, что человек, сотворивший такое, был либо не в себе, либо находился в диком отчаянье, и, что было хуже, Виктор не знал. Собрал испорченную одежду в пакет и отнес в коридор, понимая, что носить это будет просто невозможно, а напоминать Лене лишний раз Глава 43 о произошедшем, показывая ей то, что осталось от ее летнего гардероба, ни к чему.
Наспех попив чай с бутербродом, Виктор снова вернулся в спальню и как раз вовремя - Лена пыталась присесть на кровати, одновременно ловя одеяло, сползающее с ее груди к животу. Движения ее были довольно медленными, и становилось понятно, что действие успокоительного еще до конца не прошло, да и царапины на ее теле наверняка доставляли немалый дискомфорт. Кое-как сев, Кулемина обхватила голову руками и тихонько застонала, крепко зажмуривая глаза.
- Голова болит? – сочувственно понтересовался мужчина, присаживаясь на краешек постели.
Бывшая каскадерша мигом подняла веки и уперлась в Глава 43 Степнова затравленным взором. Губы ее дрогнули, но ни одного слова девушка не произнесла, лишь стала тяжелее дышать, раздувая при этом крылья своего красивого носа.
- Как ты себя чувствуешь, Лен? – беря ее за запястье левой руки, спросил мужчина. – А ну… - потянул он девушку на себя и стал вглядываться в царапины на ее предплечье.
- Не надо, - прошептала она и попыталась освободиться, но брюнет лишь сильнее сжал ее запястье.
- Что с тобой вчера было, Лена? – глядя ей в глаза, задал вопрос бизнесмен. – Можешь мне объяснить?
- А что со мной? – в ее глазах заблестели слезы. – Что со мной, Вить? – хриплым голосом спросила Глава 43 она, пожимая обнаженными плечами.
- Это я у тебя спрашиваю, - провел он пальцами по царапине на ее коже. – Зачем ты так себя?
- Себя? – криво усмехнулась бывшая каскадерша. – Разве это я? – в ее голосе было столько боли, что сердце мужчины невольно сжалось.
- Что ты имеешь в виду? – укутал Виктор девушку одеялом.
- Не надо, - дернула она плечами. – Я сама … Не трогай меня, - схватила она одеяло за края и замоталась в него до подбородка.
- Почему не надо, Лен? – пристально посмотрел он на свою бывшую.
- Потому что я знаю, как тебе неприятно, - отвела она глаза в сторону и тяжело вздохнув, поджала губы. – Не надо ничего Глава 43 объяснять…Я все прекрасно понимаю.
- Что мне неприятно? – поинтересовался Степнов, дотрагиваясь до лодыжки Кулеминой, дерзко выглядывающей из-под одеяла.
- Трогать меня, Вить! – неожиданно громко крикнула она. – Прикасаться ко мне, смотреть на меня! – скривилась девушка. – Думаешь, я не понимаю, что ты мной брезгуешь, что тебе мерзко от одного моего вида?! Думаешь, не понимаю, почему ты вчера меня прогнал?! Думаешь, я не понимаю, что значит для молодого мужика находиться рядом с таким чудовищем?! – кричала она, кутаясь в одеяло и не сдерживая слезы. – Но что я могу сделать, Вить?! Что?! Скажи мне! Я все понимаю! Понимаю, какая я стала, понимаю, что касаться меня Глава 43 омерзительно! Но что делать мне, объясни! – она повалилась на постель и зашлась в громком плаче.
- Да что ты несешь?! – схватил он Кулемину за руки и сжал ее ладони в своих. – Откуда ты эту чушь взяла?!
- Чушь?! – заорала она. – Чушь?! Да ты только вчера сам сказал, что тебе неприятно даже просто полежать со мной! – выпалила Кулемина ему в лицо. – А мне страшно было! Очень, очень страшно! Я просто хотела, чтобы было не так страшно и все! – вырвала она свои руки из его. – А… А… тебе даже… Рядом… - закрыла лицо ладонями.
Виктор несколько секунд молча смотрел на бьющуюся Глава 43 в истерике Лену, а потом встал и вышел из комнаты, бросив напоследок на девушку не то злобный, полный негодования, не то просто грустный взгляд.


documentbdfdfef.html
documentbdfdmon.html
documentbdfdtyv.html
documentbdfebjd.html
documentbdfeitl.html
Документ Глава 43